12
поделились

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Что это?

Восемь лет назад издательский дом из Милана ADC Group учредил уникальную event-премию — European Best Event Awards (EuBEA — Европейская премия «Лучшее мероприятие»). Авторитет независимой премии со строгим жюри стремительно возрос, а сам проект расширился — и теперь компания является также организатором едва ли не самого крупного в Европе фестиваля для event-специалистов EuBEA Festival — первого международного фестиваля мероприятий и коммуникаций, который пройдет в Севилье 23–24 октября. О пути к успеху, планах развития и тенденциях на европейском event-рынке мы поговорили с идейным вдохновителем проекта EuBEA и управляющим директором ADC Group Сальваторе Сагоне.

Надежда Макова: Хочется начать с премии European Best Event Awards, престиж и статус которой довольно высок даже в России. Расскажите немного об истории проекта. Откуда родилась идея создания специальной премии в индустрии организации мероприятий? Каковы планы дальнейшего развития?

Сальваторе Сагоне: История European Best Event Awards неотрывно связана с премией «Лучшее мероприятие Италии» (Italian Best Event Awards). Все началось в 2004 году, тогда в event-сфере не было критериев оценки лучших специалистов и проектов, а местному индустриальному сообществу действительно нужна была планка для развития и выявления лучших проектов, лучших агентств. Тогда мне в голову пришла идея учредить эту премии и сделать так, чтобы мероприятия оценивали клиенты, то есть те, кто решают, в какие проекты инвестировать, с какими агентствами работать… После успеха премии в Италии (а в этом году она состоится уже в 11-й раз) появилась мысль о создании единого критерия для всей Европы, ведь ситуация во многих странах была схожей. Я понял, что в Европе попросту нет ни единой премии, отмечающей заслуги event-специалистов. И вот в 2006 году мы решили учредить European Best Event Awards — EuBEA. В следующие восемь лет премия набирала вес и стала поистине значимой, в том числе с точки зрения географии участников и проектов. За эти восемь лет в европейской премии приняло участие 250 агентств из 25 стран, был представлен 941 проект.

Надежда: Цифры впечатляющие. Вам действительно уже удалось достичь отличного результата. Но известно, что гораздо сложнее, нежели создать что-то новое, удержать к этому интерес и постоянно совершенствовать. Как вы планируете развивать проект?

Сальваторе: Относительно будущего мы настроены более чем оптимистично, поскольку именно специальные мероприятия, благодаря их уникальным коммуникативным свойствам, становятся все более и более востребованными как канал, налаживающий эмоциональную связь и достигающий целей наиболее эффективно. Мероприятия сегодня — это самый актуальный и эффективный способ общения с целевой аудиторией. Кроме того, на сегодня у EuBea достойнейшая репутация по всей Европе, премия вызывает интерес и резонанс в обществе. Так что даже несмотря на кризис, который все еще сказывается на экономике европейских стран, мы уверены, что проект будет только разрастаться.

Надежда: Какие наиболее позитивные аспекты вы могли бы отметить за время существования проекта? И что можно еще улучшить?


Сальваторе: Самое главное, что следует отметить, — это установление общего высокого стандарта в индустрии по всей Европе. Это касается как экономически наиболее мощных держав вроде Германии, Великобритании, Франции, Италии и Испании, так и северных стран, и той же Португалии. Это означает, что знания распространяются равномерно по всем странам, а EuBea всесторонне поддерживает этот тренд, будучи местом, где встречаются специалисты разных культур и подходов, делятся опытом и учатся друг у друга. Если проводить футбольные аналогии, то EuBea для event-агентств — это Лига чемпионов. Для жюри премии ключевыми аспектами отбора лидеров давно уже стали инновационность и креативность, а не размах и бюджет. А вот что мы определенно можем сделать лучше, так это более тесно работать с новыми странами, заходящими на рынок, — развивающимися странами Восточной и Западной Европы от России до Турции.

Надежда: Все предыдущие годы вы собирали жюри премии в октябре, а церемонию награждения проводили в ноябре. В этом году формат будет иной: все будет происходить в один день и в одном месте, более того — в формате фестиваля. Какова цель этих изменений?

Сальваторе: Мы решили, что, объединив рабочую сессию с жюри и церемонию награждения в одно событие, мы добавим особой ценности решению жюри, а мероприятию — веса, разнообразия и пользы для индустрии. Идея вылилась в формат фестиваля — EuBea Festival, на котором работа жюри будет представлена как настоящее шоу. Этакий X-Factor (или «Голос») в сфере мероприятий. Агентства смогут вживую представлять гостям мероприятия свои работы, попавшие в шорт-лист после онлайн-голосования. Презентации лауреатов будут представлены в открытом доступе, все смогут их оценить, и в итоге мы к Призу СМИ добавили еще и Приз делегатов фестиваля. Собственно, тут мы подошли ко второй цели изменения формата. Оно позволяет нам дать участникам мероприятия дополнительный контент для работы, сделать проект более интерактивным. А в итоге все это приведет к расширению возможностей налаживания бизнес-связей. По сути, фестиваль EuBEA привносит проекту премии те «три кита», которые необходимы любому успешному мероприятию сегодня: это шоу, интерактив и расширение сети знакомств.

Надежда: Как проходил выбор места проведения премии в этом году? Почему Севилья?

Сальваторе: Для начала отмечу, что два последних года именно участники из Севильи выигрывали важные призы. Кроме того, Бюро конвенций из Севильи сделало интересное предложение по проведению фестиваля в городе. В очень дружеской и профессиональной манере они буквально распахнули перед нами двери этого восхитительного города, где в итоге 23–24 октября и соберутся лучшие представители event-индустрии в Европе. Предложение Бюро подкупало, поскольку город был готов предоставить лучшие площадки и интереснейшую программу развлечений. К тому же в Севилье уже проходила весьма успешная выставка Expo в 1992 году. Могу раскрыть тайну и сказать, что в следующем году наступит очередь Милана.

Надежда: Могут ли другие города претендовать на проведение фестиваля в будущем?

Сальваторе: Разумеется. Одна из наших целей — устроить настоящий тур EuBea Festival по наиболее значимым городам Европы. Единственное наше условие — это предоставление лучших площадок и высокопрофессионального подхода к организации, предоставление инструментов для проведения двухдневного фестиваля. Мы открыты любым предложениям, будь они из России или любой другой страны.

Надежда: Вы активно работаете в сфере развития event-индустрии уже более десяти лет, премия существует восемь из них. Каковы, на ваш взгляд, ключевые изменения event-рынка, произошедшие за это время?

Сальваторе: Как и в любом другом медийном бизнесе, нашей индустрии пришлось столкнуться с ужесточением бюджетной политики компаний. Выросла конкуренция, понизились гонорары. Все в целом это привело к определенному демпингу и особенно внимательному отношению к каждому потраченному евро. С учетом роста популярности цифровых технологий, говоря в общем, рынок потерял в цене. Поменялись глобальные ценности, поскольку нужно было быстро адаптироваться к ситуации и изобретать новые подходы к организации мероприятий, менее традиционные.

Надежда: А если говорить об отношениях «клиент — агентство» и вообще об объеме рынка, считаете ли вы, что в современных реалиях заказчики стали большее значение придавать именно мероприятиям как каналам передачи ключевых сообщений целевой аудитории?

Сальваторе: Определенно. Мы ежегодно проводим исследование рынка, в рамках которого опрашиваем порядка трехсот клиентов. И из этой аналитики следует, что заказчики, если им приходится урезать бюджеты на коммуникативные кампании, предпочитают снижать инвестиции в ТВ, прессу и традиционные медиа, нежели в мероприятия. И по общению с коллегами я понимаю, что это устойчивый тренд по всей Европе.

Надежда: Это отличный тренд, уверена, специалисты российской event-индустрии с большим нетерпением ждут его прихода и в нашу страну. Хочется все же вернуться к премии Best Event Awards. Как вы считаете, нужна ли в каждой стране отдельная профильная event-премия, и если нужна, то почему?

Сальваторе: Думаю, нужна, поскольку это отвечает потребностям конкретного местного рынка, она позволяет делать шаг вперед, развивать качество услуг. Сравнение и конкуренция помогают делиться идеями и стремиться к лучшему. Сейчас еще далеко не во всех передовых европейских странах есть локальные event-премии, но я был рад узнать, что такая премия есть в России. Ваш проект — премия «Событие» — это замечательный проект, который может стать в будущем частью большой международной истории.

Надежда: Про международные премии все-таки есть один нюанс. Как можно сравнивать мероприятия из разных стран? Ведь это разность культур, разность вкусов, интересов, менталитетов, даже разный уровень развития технологий, разные бюджеты и т.д. Есть ли объективные критерии, по которым можно оценивать всех?

Сальваторе: Главные критерии — креативность и инновационность. Затем идет мастерство исполнения, комплексность стратегии (и использование различных каналов коммуникации с потребителем), и наконец, эффективность. Эти аспекты присутствуют в любом проекте и равно понятны по всему миру.

Надежда: В этом контексте возникает вопрос о глобализации: влияет ли она на национальную специфику мероприятий?

Сальваторе: Отличный вопрос. В моем понимании, есть ряд форматов для некоторой продукции, которые будут эффективны во всем мире. Я имею в виду, например, массовые мероприятия для ряда линеек международных брендов от Coca-cola до Samsung… Но если речь об услугах или специфических продуктах, то тут нужно говорить на одном языке с обществом, учитывая местные ценности и культуру.

Надежда: Как в целом поменялись проекты, представленные на EuBEA?

Сальваторе: Если до 2009 года выигрывали нередко бюджеты, а не идеи, то теперь интересные находки даже при минимальном финансировании ценятся больше, как и возврат инвестиций, в том числе благодаря истинной вере в предлагаемый концепт.

Надежда: Могли бы вы вспомнить какой-то проект в истории EuBEA, который потряс вас больше всего? Почему? И какое мероприятие из посещенных представляется вам лучшим при вашем опыте?

Сальваторе: На оба эти вопроса ответ у меня будет один. Без сомнения, лучшим проектом был запуск в Италии нового Fiat 500 в 2007 году. Это было невероятное зрелище — весь Турин был вовлечен в этот крупный инновационный проект. Для этого мероприятия был даже построен целый временный мост на реке По. Ничего подобного я никогда больше не видел ни в одном из многих и многих проектов. Но некоторые, разумеется, тоже привлекали мое внимание, например, немецкий «Самый большой концерт в мире», призванный продвигать Гамбургскую филармонию. В этом концерте каждый инструмент оркестра играл партию конкретного района города. Отличная идея при минимальном бюджете.

Надежда: Что бы вы хотели сказать российским агентствам, учитывая их возможное участие в предстоящих EuBEA?


Сальваторе: Думаю, сейчас, как никогда, от них нужно умение мыслить как мировое сообщество. Сейчас конкуренция более чем глобальна. Победа на EuBea может существенно повысить репутацию и добиться большего признания клиентов. И эти причины, разумеется, должны привлекать россиян к участию в конкурсе. Мне известно, что у вас тоже есть проблема существенного сокращения бюджетов, как и во всей Европе, — это огромный толчок для развития. Значит, ваши проекты будут более новаторскими, более инновационными, более креативными. Как раз такими, которые становятся победителями Best European Awards! Дерзайте, мы ждем вас!

Присоединяйтесь к Event.ru
Комментарии

Для того чтобы написать комментарий вы должны войти.

Закупки в event. Быть или не быть? К чему приводят тотальные постоплаты?
Закупки в event. Быть или не быть? К чему приводят тотальные постоплаты?