8
поделились

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Что это?

Самая технологичная. Новаторская. Высококультурная. О церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи-2014 говорили много восторженного. И не без основания, хотя и критические отзывы тоже изредка встречались, несмотря на эйфорию и ликование большинства.

Под стать самой Олимпиаде церемония во многом была новаторской: впервые делегации стран выходили к поклонникам спорта из-под земли, впервые было так много цифровых находок, впервые действо развивалось «между небом и землей», то есть было задействовано воздушное пространство стадиона.

Каждый профессионал event-индустрии отлично понимает, что ни одна грандиозная идея не может быть реализована без соответствующей технической базы. И именно поэтому организаторы церемонии открытия Олимпийских игр Сочи-2014 должны быть безмерно благодарны проектировщикам стадиона «Фишт», чьи конструкции позволили выдержать такое количество подвесной техники и декораций, чтобы действо с поля стадиона можно было действительно поднять в воздух. На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что к системе направляющих, вмонтированных в крышу стадиона общей площадью более 8500 кв. м, можно прикрепить более 380 точечных подвесов, а также фермы общей протяженностью свыше 2,5 км, которые удерживают осветительное, звуковое и проекционное оборудование весом в 310 т. А работу с ними облегчают 25 лифтов и 18 скрытых люков для декораций.

Церемония открытия в цифрах

  • 80 крупных подвесных декораций
  • 3,8 км — длина подвесной системы, с помощью которой они передвигались
  • 4,8 т — вес самой тяжелой декорации «Камчатка»
  • 7 островов от 16 до 26 м длиной
  • 500 громкоговорителей суммарной мощностью в 1 миллион ватт
  • 15 000 портативных раций с наушниками для актерского состава и технического персонала
  • 132 мощных прожектора светили с яркостью 2,64 миллиона ватт
  • 140 телевизионных камер
  • 120 проекторов подавали изображения на арену стадиона
  • 22,5 — столько тонн весят фейерверки, которые использованы во время церемонии
  • 3500 залпов фейерверка
  • 3500 спортсменов на параде (из них 270 в сборной России)
  • 40 000 зрителей, которые стали неотъемлемой частью всего шоу благодаря розданным на входе на трибуны медалям со светодиодными лампочками
  • 12 000 человек задействовано в реализации только открытия
  • 8000 претенденток на роль главной героини церемонии
  • 3000 молодых артистов
  • 2000 волонтеров
  • 6000 костюмов
  • 817 актеров и 72 движущиеся декорации в одном номере церемонии — «ХХ век»
  • 500 танцоров в номере «Карусель»
  • 40 исполнительниц в номере «Голубь»
  • 240 маршалов в белых, синих и красных светодиодных костюмах на церемонии выноса российского флага
  • 250 роллеров в номере «Олимпийские боги»
  • 27 исполнителей хора Сретенского монастыря
  • 48 м — длина рампы в центре стадиона, по которой из-под земли поднимались на поле сборные; открывается за 17 секунд
  • 8 лифтов, помимо центральной рампы, находятся под ареной
  • 100 × 60 м — размер изображения страны во время парада атлетов
  • 20:14 — время начала всех церемоний в рамках Игр
  • 160 — время продолжительности церемонии в минутах
  • 2867 м — высота вершины Главного Кавказского хребта Фишт, в честь которой назван олимпийский стадион, построенный для церемоний открытия и закрытия Игр
  • 25 — количество этажей, на которые проецируют высоту стадиона «Фишт»

«Мы хотели сделать высокотехнологичную церемонию, — подчеркивает Константин Эрнст, главный креативный продюсер церемонии. — Настолько технологичную, как никому до этого, пожалуй, нигде не удавалось. Потому что образ России как страны старомодной и заскорузлой нам глубоко отвратителен, он не соответствует действительности».

Вполне очевидно, что такие технические и человеческие ресурсы оказались необходимыми не столько для традиционных составляющих церемоний открытия Олимпиад (официальной части, выноса флагов, парада стран-участниц, зажжения олимпийского огня), сколько для масштабного шоу, по размаху сопоставимого только с самой страной — организатором зимних Игр в Сочи.

Впрочем, и протокольные части церемонии открытия были в нашем случае весьма технологичными и многолюдными. Флаг хозяйки Олимпиады вынесли пятеро именитых космонавтов, но зато под пение большого мужского хора и трехцветное мерцание двух с половиной сотен маршалов. И знамя самих Игр по традиции несло восемь выдающихся представителей страны, но им в этом тоже помогли Анна Нетребко и Юрий Башмет с полным симфоническим оркестром, а это еще 110 музыкантов.

Кульминацией церемонии открытия стало зажжение олимпийского огня, завершившее самую впечатляющую эстафету длиной в 65 000 км, длившуюся 123 дня. Владислав Третьяк и Ирина Роднина символически пронесли огонь сквозь времена и эпохи в реальность сегодняшнего дня, открыв для зрителей гигантские ворота стадиона, которые ведут к главной чаше олимпийского огня. Зрители увидели закулисное пространство театра церемонии. Все артисты и волонтеры церемонии открытия выстроились в ряд, приветствуя олимпийский огонь. Спортсмены вместе зажгли малую чашу, установленную у подножия главной чаши олимпийского огня, от которой пламя передалось снизу вверх и зажгло главный символ Олимпийских игр.

И все же никакие предваряющие церемонию открытия «разогревающие» концерты с ведущими Иваном Ургантом и Яной Чуриковой, никакие теплые выступления официальных лиц, никакие клятвы спортсменов, тренеров и судей, никакие выносы флагов, оживающие алфавиты и даже зажжение олимпийского огня не сумели превзойти по содержательной и уж точно художественной ценности предшествовавшее им шоу, созданное уникальной командой.

Знакомимся с творцами

  • Константин Эрнст — глава наблюдательного совета АНО «Агентство по проведению церемоний», главный креативный продюсер церемоний и автор сценария;
  • Георгий Цыпин — художник-постановщик и автор сценария, ранее он работал в Метрополитен-опера, Ла Скала и Большом театре;
  • Андрей Болтенко — режиссер-постановщик и автор сценария;
  • Андрей Насоновский — исполнительный продюсер церемоний и гендиректор Агентства;
  • Ирина Прохорова — исполнительный директор;
  • Скотт Гивенс — глава компании FiveCurrents, распорядительный продюсер церемонии;
  • Джеймс Ли — специалист по подвесным конструкциям, работавший на Олимпиаде в Лондоне;
  • Сэм Хантер — стейдж-менеджер;
  • Сильвия Хейес — режиссер-постановщик, известная крупными постановочными номерами в цирке Shangai;
  • Фил Хайс — хореограф воздушных гимнастов, директор воздушных постановок в Лондоне-2012;
  • Натан Рай, Шана Кэролл, Илья Авербух, Себастьян Солдевилла, Раду Поклитару и Даниэль Эзралов — команда хореографов;
  • Натали Симрад — главный визажист Cirque du Soleil;
  • Ким Баррет — художник по костюмам шоу Cirque du Soleil и фильмов «Человек-паук», «Три короля», «Облачный атлас».

Константин Эрнст: «Я хотел рассказать историю моей страны так, как ее еще не рассказывал никто, чтобы люди на всей планете нас узнали, поняли и полюбили, чтобы увидели величие и многообразие России глазами ребенка, главной героини церемонии, маленькой девочки по имени Любовь, и почувствовали любовь наших сердец, которой мы делимся с миром».

Собственно, суть концепции церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Сочи-2014 как раз и сводилась к тому, что может грезить юная восторженная и влюбленная в свою страну девочка о России. «Сны о России» главной героини — маленькой Любочки — по масштабу, глубине познаний и символичности (а некоторые ценители усматривали в них даже мистические отзвуки) могут поспорить даже со знаменитыми снами Веры Павловны у Чернышевского.

И если Константин Эрнст хотел показать величие своей страны, то ему это удалось хотя бы потому, что за один не самый долгий вечер прелестное юное создание успело «нагрезить» 18 глав из истории государства в 17 миллионов квадратных километров, пересекающего 9 часовых поясов, в которых живут 180 национальностей, а в финале — еще и гремучую смесь архитектуры, музыки и современных технологий, воспевающую космос и спортсменов, тем самым будто даруя великим спортсменам образ олимпийских богов. Неожиданное величие мысли для маленькой девочки.

Заметим к тому же, что упомянутые главы касались самых ярких аспектов истории — от легенд о граде Китеже и построении собора Василия Блаженного до сцен Петровской эпохи и бала Наташи Ростовой, — о которых юная героиня вряд ли могла иметь представление в таких красках и такой глубины. Но никто, разумеется, не придирается к идее, которая сумела соединить в себе трогательность и величие, сбиваясь на оголтелый символизм, который позволяет считать парящую на страховке между декорациями гимнастку Лизу Темникову девочкой по имени Любовь, олицетворяющей душу России. Многоликий же образ страны помогли продемонстрировать как раз объемные подвесные декорации, о которых мы уже говорили, — плывущие по небу острова с мерцающими огнями полярного сияния над просторами Северного Ледовитого океана, горячими гейзерами Камчатки, одинокими конями степей, оленями тайги и прочими атрибутами таких разных уголков «нашей необъятной Родины».

Надо сказать, что с точки зрения организатора мероприятий именно техническое воплощение идеи представляет наибольший интерес, поскольку режиссерская работа — несмотря на ее бесспорную ценность — мало чем отличается в тех или иных крупномасштабных событиях. По сути, самое главное новаторство Григория Цыпина, который, помимо общей канвы, образа, идеи, придумал и все декорации, заключалось в том, что он с позиции американского подданного сумел показать Россию такой, какой ее могут видеть именно за рубежом (а не из глубин Урала). Разумеется, при том он вложил в свой проект все мыслимые и немыслимые собственные знания о русской культуре и архитектуре, что в итоге вылилось в мозаичное полотно неоднозначного содержания.

Если вспомнить недовольное бурчание зрителей Олимпиад в Лондоне и Пекине, то их претензии зачастую сводились к тому, что те были «слишком английскими» и «слишком китайскими». В нашем случае Эрнсту удалось сделать Россию «не слишком русской», а даже «по-заграничному» технологичной. В этом ему помогла, разумеется, интернациональная команда не только творцов, но и «ремесленников». Декорации для церемонии открытия Олимпийских игр создавались в самых разных странах: в России, Канаде, Австралии, Швеции, США, Великобритании. Все производство контролировалось российскими специалистами. Готовые декорации переправляли в Сочи в зависимости от их габаритов на грузовиках, самолетах или кораблях. Финальная приемка каждой декорации проходила в ангарах стадиона «Фишт». Только после приемки начинались репетиции под началом главного постановщика Григория Цыпина.

Самого Цыпина позвал на проект Скотт Гивенс. «Были какие-то разговоры и до этого, — вспоминает Цыпин в интервью журналу „Сноб“, — но я думал, что не стоит ввязываться. Но этот парень был достаточно обаятелен, и я решил, что нужно подумать. В мире всего четыре-пять компаний, которые организуют такие огромные мероприятия, как открытие Олимпийских игр, и без подобного опыта производства масштабных шоу такое сделать невозможно…

Скотт Гивенс привлек двух экспертов, которые обеспечивали нам поддержку: это англичанин Джеймс Ли, невероятно талантливый технический директор, и Сэм Хантер, тоже англичанка, стейдж-менеджер. Они, в свою очередь, нанимали нужных людей в команду, и в итоге техническая поддержка у нас была просто фантастическая. Но что касается творческой и организационной части церемонии открытия Олимпиады — они были целиком под контролем Эрнста, а также исполнительного продюсера Андрея Насоновского и Ирины Прохоровой».

Андрей Насоновский, исполнительный продюсер церемонии:

«Для таких амбициозных проектов команда — это, пожалуй, главный залог успеха. Люди, собравшиеся вместе для создания церемоний, должны не только быть профессионалами высочайшего класса и обладать колоссальным опытом проведения масштабных мероприятий, но и должны работать, как единый организм, слаженно и эффективно. Нам удалось создать уникальную многонациональную команду, и я считаю это главным успехом церемоний».

Джеймс Ли, технический продюсер церемонии:

«Перед нами стояла интересная и амбициозная задача, и техническая команда превзошла себя, чтобы креативный замысел церемоний стал реальностью. При создании церемонии была построена самая масштабная система нижней и верхней машинерии в истории Игр, что делает церемонии Сочи-2014 самыми технологически инновационными».

Давайте же посмотрим, что удалось сделать этой команде с точки зрения именно технического воплощения основной идеи шоу, какие были наиболее яркие образы и как удалось их воплотить в жизнь.

«Мне бы в небо». Использование воздушного пространства стадиона — главное отличие открытия Олимпиады в Сочи от всех предыдущих. «Мы решили, что для того, чтобы сделать что-то свежее, необычное и более точное эмоционально, мы отправим всё в воздух, — говорит Константин Эрнст.Мы хотели создать на этом крытом стадионе ощущение не только поля, но и неба». Ради этого и были придуманы все острова, эмблемы видов спорта, нераскрывающиеся снежинки и вывозящая солнце знаменитая тройка. Все работы по отладке движущихся декораций проводились около стадиона «Фишт» в специально построенных ангарах.

Остров «Камчатка». «Это достаточно плотный металлический каркас, на который помещается пенопласт, который декорируется в соответствии с творческим решением», — описывает устройство островов менеджер Анастасия Адам. Острова полые, а внутри находится генератор и микропроцессоры, которые управляют всем, что движется на поверхности. Остров «Камчатка», например, имитировал извержение вулкана. Установленные внутри лампы создавали эффект горящей лавы, дымящей специальным парогенератором.

«Тройка». Конструкция весом 9 тонн, насыщенная механизмами, которые приводят в движение каждую из лошадей. «Наша „Тройка“ оказалась гигантского размера — 23 метра в длину и 20 в высоту, — рассказывает заместитель генерального директора Агентства по проведению церемоний Борислав Володин. — Компания, которая производила по нашему заказу этот декорационный элемент, находится в Швеции. Для того чтобы продемонстрировать его, единственное место, которое нашлось под Стокгольмом, — это военная база, где производят торпеды для подводных лодок. Там наши лошадки удачно разместились».

Собор Василия Блаженного. Купола, надутые гелием, буквально парили над стадионом. Часть декораций была сделана из тяжелого винила и накачана сжатым воздухом. Их перемещали по стадиону, держа за ручки. Трехметровых «бояр» толкали два спрятанных внутри человека. На площадке, на высоте двух метров, стоял еще один — он отвечал за движение рук и головы.

Символы Олимпиады: Белый Мишка, Зайка и Леопард. Каждая гигантская фигура стоит на платформе — это электромобиль. Внутри два человека: один отвечает за движения тела, второй — водитель. Для помощи в управлении на фигурах установлены камеры, изображение с них подается на экраны внутри платформы. Суставы Мишки приводятся в движение электромоторами. Сжатый воздух из баллонов имитирует дыхание.

Автотехника. Тракторы и автомобили, использовавшиеся в номере «XX век», можно было бы противопоставить друг другу. Если первые были полностью рукотворны, то вторые — полностью реальны. Всего было сделано 12 имитаций тракторов. Высота — от 4 до 6 метров, длина — от 6 до 12 метров. При весе около тонны каждую из таких машин приводили в движение от двух до четырех человек. Педали отвечали за вращение декоративных шестеренок. «Рабочий» и «Колхозница» были созданы в Амстердаме. Каждая фигура сделана из прочной синтетической ткани, их форму поддерживали 7–11 промышленных вентиляторов. Автомобили же — настоящие, не подделанные, на своих четырех колесах — прикатились на сцену стараниями настоящих своих владельцев за рулем. Последние машины, которые появились на арене, — два «запорожца», розовый и белый, — на руках внесли по четыре человека.

Виды спорта. После танцевальной презентации представленных на Играх зимних видов спорта силами учеников Ильи Авербуха на «небе стадиона» появляются соответствующие созвездия. Всего этих фигур 20, высота — от 8 до 13 метров. Они сделаны из металлического профиля и инкрустированы светодиодами. «Подопечные Ильи Авербуха создают довольно любопытную космическую картину: с одной стороны — это люди, а с другой стороны — это стартующие в небо созвездия, которые потом подкрепляются созвездиями, появляющимися в небе, — рассказывает Константин Эрнст. — Эти созвездия символизируют зимние виды спорта. Мы хотели всегда вернуться к основе, к первым Олимпийским играм, еще докубертеновским, еще греческим. В основе был Олимп, на Олимпе, как мы знаем, жили боги. Так как это зимняя Олимпиада, это трибьют богам зимнего спорта: хоккеистам, лыжникам, фигуристам».

Как это работает

  • Подготовка к церемонии началась более чем за год до ее начала.
  • Декорации к открытию начали делать за 3–4 месяца до церемонии.
  • Все действия во время церемонии выполнялись согласно посекундному сценарию.
  • Команды подавались из центра управления.
  • Каждому артисту была выдана беспроводная радиосвязь с ушными гарнитурами, чтобы слышать команды постановщика, балетмейстера или ассистента.
  • Чтобы артисты массовки ориентировались на стадионе, на арену была нанесена специальная разметка. Такие же ориентиры были и в репетиционных тентах (все разграничено буквами и цифрами; соответственно, техника выносится по координатам, актер располагается по координатам и т.п.).
  • Для обращения с некоторыми костюмами актеры проходили инструктаж заранее: в них были вшиты специальные светодиоды.
  • Сотни людей обеспечивали движение декораций, находясь на крыше, под сценой, в северном и южном навесах стадиона.

Множество таких непростых в создании и таких ярких на телекартинке элементов вызвало полнейшую эйфорию в кругах большинства зрителей церемонии дома по телевизору. И если прислушаться к рассказам Георгия Цыпина, становится понятно, что это неслучайно. «В течение двух лет мы вдвоем с Андреем сидели то в Нью-Йорке, то в Москве, и обменивались какими-то мыслями, и каждая идея многократно рассматривалась, углублялась, — рассказывает режиссер-постановщик. — Андрей — человек невероятно талантливый и тонкий, рефлексирующий, постоянно терзаемый сомнениями, и все это чувствуется в итогах нашей работы; в каждом образе есть какая-то уплотненная сложность. Мы вместе выбирали хореографов, вместе все решали. Если у меня больше опыта создания огромных шоу в реальном пространстве, в решении этого пространства, то у Андрея несоизмеримо больше телевизионного опыта, и в этом смысле у нас был правильный сплав. Какие-то сильные визуальные идеи могли выйти схематичными, но он сумел вдохнуть в них жизнь».

Впрочем, почувствовали это не все. Вот что пишет знаменитый блогер-путешественник Сергея Доля: «Ну а теперь о том, почему я ожидал от открытия большего. Со стадиона я ушел с чувством легкого разочарования и не понимал, почему все, кто видел трансляцию по телеку, в полном восторге. На следующий день я посмотрел открытие еще раз по телевизору, и все встало на свои места. Если в Лондоне открытие одинаково интересно смотрелось и на стадионе, и по телевизору, то у нас все было заточено под телетрансляцию. Наши решили пожертвовать несколькими десятками тысяч зрителей на стадионе ради трех миллиардов, которые увидели открытие по телевизору. Места у нас были с другой стороны стадиона от правительственной ложи и телекамер, и мы все шоу видели как бы из-за кулис, при этом мы сидели достаточно низко и не понимали, что проецируют на стадион, поэтому номер с петровскими солдатами или парусником мы вообще не поняли. Не видели мы и балета, который показывали по телевизору. С наших мест шоу казалось затянутым и неинтересным. В Лондоне по телеку показывали что-то одно, а действо происходило минимум в трех местах стадиона. У нас было по-другому. В общем, пока я не увидел все еще раз по телеку, я был разочарован».

А некоторым не нужно было даже присутствовать на стадионе, чтобы не скрывать своего недоумения, как, например, легендарному мультипликатору Гари Бардину: «А на открытие Олимпиады я поневоле смотрел как режиссер, и технические инновации меня не поразили. В Китае их было гораздо больше, они были эффектнее. А на церемонии открытия Олимпиады в Лондоне была человеческая интонация, которая заставляла меня то улыбнуться, то прослезиться. Я чувствовал себя приобщенным к истории человечества, изложенной на английский манер: не помпезной, не имперской, не той, которую собираются сейчас писать наши приверженцы позитивной истории. В нашей же церемонии открытия Олимпиады человеческой интонации не было, я заметил только желание поразить воображение зрителя. Но у меня воображения, наверное, поболее, чем у Константина Эрнста, и меня поразить довольно трудно».

Зарубежные спортсмены, политики и СМИ, впрочем, оказались более лояльными и припоминали разве что не раскрывшуюся в пятое олимпийское кольцо фигурную снежинку, да и то мельком. «Россия открыла Игры в Сочи с шиком и гордостью», — написала The New York Times. «Поэзией в движении» назвала церемонию открытия Олимпиады в Сочи американская газета The Washington Post. Los Angeles Times отметила, что «россияне оказались хозяевами с отличным чувством юмора, это доказало выступление российского хора МВД, представившего хит дуэта „Дафт Панк“ Get Lucky, здесь же мы услышали известную группу „Тату“». «Поражающая воображение», «захватывающая», «незабываемая» — такими эпитетами британские СМИ и спортсмены-олимпийцы наградили церемонию открытия XXII зимних Олимпийских игр в Сочи. И так далее, и тому подобное.

Бельгия, Македония, Южная Корея, Италия, Литва, Бразилия, Япония, да любая, в общем-то, страна, высказывались в аналогичном ключе. Множество восторгов за пределами России и традиционное наше ворчание из серии «жизнь нехороша» по эту сторону границы. Возможно, такова уж наша ментальность, что должно сначала пройти какое-то время, чтобы все современники события уже без стеснения гордились им, пересказывая внукам, как «В наше время…», и по достоинству оценили работу команды организаторов.

Присоединяйтесь к Event.ru
Комментарии

Для того чтобы написать комментарий вы должны войти.

Вливайся! Олимпийская Coca-Cola Праздник с четким регламентом
Вливайся! Олимпийская Coca-Cola Праздник с четким регламентом