-0-
Поделитесь первыми!
поделились

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Что это?

Исторически так сложилось, что о церемониях закрытия Олимпиад говорят и помнят куда меньше, чем о церемониях открытия. Исключение составляет разве что трогательный Мишка-80, улетавший в небо под нетленное произведение Александры Пахмутовой и Николая Добронравова. И в этом смысле команде организаторов завершающего event’а зимних Игр в Сочи предстояло сделать невозможное: создать для молодого поколения новое воспоминание схожего эмоционального накала. Понятно, что атмосфера церемонии закрытия складывалась сразу из нескольких факторов. Даже официальные части не так нагнетали обстановку и затягивали действо, как на церемонии открытия. Торжественное награждение победителей было своего рода неформальным гимном возродившемуся спортивному величию России, а динамичный парад стран-участниц уже сам по себе вызывал у зрителей на трибунах теплые чувства. Ведь в отличие от первого дня Олимпиады, когда «Фишт» увидел сосредоточенные взгляды не позволявших себе лишнего атлетов, 23 февраля на арену они буквально выбегали, дурачились, фотографировали друг друга и искренне веселились.

В обстановке такого приподнятого настроения возвращение уже знакомой по церемонии открытия «девочки по имени Любовь» было воспринято с особой нежностью. По сути, уже к этому моменту у публики сложилась основная эмоция, которую призвано было вызывать шоу, — душевная радость свидетеля великого события, сопровождаемая подступающими слезами от воспоминаний и расставаний.

Вывозивший девчушку «летучий корабль», невольно провоцирующий аналогии с космическими, которые бороздят просторы вселенной, был при этом довольно густо «населен». Помимо Любови, в нем по глубокому замыслу сценариста и режиссера Даниэле Финци Паска, создавшего такие популярные постановки, как «Аида» и «Реквием» Верди для Мариинского театра совместно с Валерием Гергиевым в качестве музыкального руководителя, Corteo для Цирка дю Солей, «Небесная трилогия: Кочевник, Дождь и Туман», должны были «выплывать» на стадион мальчик Юра (читай — Гагарин), девочка Валентина (читай — Терешкова) и два клоуна (Андрей Шарнин и Аскольд Запашный в неопределенных ролях; можно было бы предположить, что это олицетворение двух главных бед России, но такое глубокое проникновение швейцарца в отечественную ментальность довольно сомнительно).

Привлечение иностранных специалистов для создания шоу — своеобразное наследство церемонии открытия. И если перед Играми стремление организаторов показать Россию глазами стороннего наблюдателя не всем бросалось в глаза, то на закрытии этого было уже не скрыть.

«Для того чтобы рассказать о нашей культуре как можно объективнее, мы решили посмотреть на нее глазами европейца. Глазами человека, родившегося в самом центре Европы, — выдающегося театрального режиссера Даниэле Финци Паска. Мы хотели увидеть, как русская культура отражается и преломляется в контексте мирового искусства, как она воздействовала и воздействует на культуру остального мира и какая часть русского искусства стала неотъемлемой частью мировой культуры», — отметил Константин Эрнст.

Знакомимся с творцами

  • Константин Эрнст — глава наблюдательного совета АНО «Агентство по проведению церемоний», главный креативный продюсер церемоний и автор сценария
  • Андрей Насоновский — исполнительный продюсер церемоний и гендиректор Агентства
  • Даниэле Финци Паска — художественный руководитель, сценарист и режиссер-постановщик
  • Уго Гаржьюло — главный художник по декорациям и реквизиту
  • Джованна Буцци — художник по костюмам
  • Эл Гордон — художник по свету
  • Брин Уолтерс — главный хореограф массовых сцен
  • Максим Кириенко — супервайзер визуальных эффектов
  • Игорь Матвиенко — музыкальный продюсер

Впрочем, финальная церемония также как и церемония открытия, и сами Игры, стала рекордсменкой: это самая масштабная церемония закрытия за всю историю зимних Игр.

Церемония закрытия в цифрах

  • 43 000 декораций
  • 7000 артистов и персонала
  • 4000 волонтеров в возрасте от 6 до 43 лет
  • 3000 детей в финальном номере с тушением олимпийского огня
  • 2856 спортсменов из 88 стран на параде
  • 1000 детей из 83 регионов в детском сводном хоре
  • 400 акробатов
  • 83 музыканта в возрасте от 9 лет до 21 года из 28 городов России в составе Первого всероссийского юношеского симфонического оркестра
  • 62 движущихся рояля во время исполнения «Второго концерта для фортепьяно» Сергея Рахманинова
  • 10 дней за закрытыми дверями проходили репетиции — технические, с массовкой, наконец, с профессиональными артистами.

Разумеется, закрытию в наследство от открытия достался и эпизод с нераскрывшейся снежинкой, который организаторы с юмором обыграли (силами простых смертных артистов раскрыли-таки не раскрывшуюся в силу технической неполадки на открытии пятую снежинку-кольцо). «Мы обсудили эту идею с Даниэле и решили сделать именно так. В церемонии открытия было так много технологичных вещей, которые сработали, и одна из пяти самых простых — не сработавшая, — рассказал креативный директор церемонии Константин Эрнст. — Мы решили посмеяться над этим, над собой. По реакции стадиона было понятно, что все восприняли это хорошо. У каждой Олимпиады должен быть официальный и неофициальный бренд. У Ванкувера и Сочи такой уже есть. Организация шоу подобного масштаба — это творческий процесс, чрезвычайно болезненный и спорный. У каждого автора свой взгляд на вещи».

«C трибуны всё это действо смотрелось не так красиво, как по экрану телевизора, — пишет Степан Чаушьян в своем отчете для «АиФ». — Перемещения актеров казались сумбуром, хотя на экране было видно, что они изображают сложные фигуры с филигранной точностью. Но то, как организаторы обыграли ошибку церемонии открытия, поняли все — и это действительно впечатлило. Из актеров в зеркальных костюмах сложился узор из пяти колец, таких, какими на открытии их увидел весь мир, — четыре раскрывшихся и одно нераскрывшееся. Разница между двумя церемониями была лишь в том, что в этот раз кольцо, символизирующее американский континент, после долгих попыток всё же раскрылось, вызвав бурю оваций».

Этой находкой мы дали повод всем без исключения зарубежным СМИ подчеркнуть, что у страшной и непознанной России с чувством юмора тоже все в порядке. В остальном же шоу «Россия в отражениях» оказалось довольно тривиальным, поскольку лишь наглядно демонстрировало те ассоциации зарубежных стран с Россией, которые следуют после водки, балалайки и медведей: Шагал, Шнитке, Рахманинов, Дягилев, Павлова, Пушкин, Толстой, Достоевский, Гоголь, Бродский, цирк и олимпийский Мишка (без медведей все же никак).

Несмотря на очевидную простоту идеи — после 18 глав державной истории показать 14 глав бессмертной культуры — и оживающий в некоторых душах скепсис по этому поводу, в действительности нельзя было не восхититься диалогом альта и скрипки (Юрия Башмета и Татьяны Самуил) в залихватской «Польке для альта с оркестром»; удивительной историей «Русских сезонов», где роли великих танцоров балета исполняли великие танцоры балета; вдохновенно прочитанными-пропетыми под Арама Хачатуряна из «Маскарада» стихами Маяковского, Ахматовой и Цветаевой; ураганом из книжных листьев, фейерверком цирковых трюков и пронзительным финальным прощанием с Играми со слезами на глазах медведей и людей.

И хотя в действительности церемония закрытия завершилась официальной передачей флага следующей столице зимних Олимпийских игр — корейскому городу Пхёнчхану и его презентацией (с деревьями из света, божественными голосами двух оперных исполнительниц и игрой на корейском народном 12-струнном инструменте каягым, каждая из струн которого символизирует месяц в году), салютом и дискотекой, на самом деле каждый зритель, на стадионе ли, дома ли, запомнит только одно: Мишка-2014 не сбежал в небо от невозможности пережить горечь расставания, но все-таки всплакнул.

«Вариант, чтобы он улетел, знаете, это тупо: Мишка опять улетел, спустя 34 года. Больше идей за это время не приходит, кроме отлета Мишки? Нам хотелось сделать более тонкую, более чувственную вещь, — экспрессивно восклицает Эрнст. — Вся история в том, что когда начинает звучать до боли знакомая всем родившимся в России музыка Пахмутовой, более брутальный Леопард подъезжает, своего несколько косолапого друга бьет под ребра и говорит: „Это ж про твоего деда! Ты давай, что-нибудь делай!“ И Мишка смотрит, подмигивает ему и гасит это пламя. Я специально выбежал из control room на балкон, чтобы посмотреть на реакцию зрителей. И когда слеза покатилась у Мишки, я видел, как люди плакали. Сидели здоровые люди, многие в форме волонтеров, и плакали. С одной стороны, неудобно, что люди плачут, но это была светлая грусть».

Мишка задул пламя на поле стадиона, и вслед за этим погасло пламя в Чаше огня в Олимпийском парке, а Белый медведь, Зайка и Леопард в окружении детей отправились по колышущемуся русскому полю из мимозы встречать наступающую весну. И эта скупая медвежья слеза, и эти ветки мимозы, и это размеренное шествие в небытие трех гигантских «пушистиков», уверенных в том, что останутся в сердцах людей (почти как в «Неуловимых мстителях»), — все это вместе и создало искомое новое воспоминание невероятного эмоционального накала для юного поколения россиян. А значит, организаторы выполнили свою миссию на церемонии закрытия зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014-м.

Зрительский лес — технологии на закрытии

Главным декорационным элементом церемонии закрытия стал светодиодный «лес», который представлял собой объект из 204 световых трубок высотой 12 м каждая. Если все задействованные в церемонии трубки выложить в один ряд, они составили бы линию длиной почти 2,5 км. На протяжении всего шоу «лес» менял свой цвет, создавая нужную атмосферу. Зрители на стадионе тоже не остались в стороне от создания невероятной по красоте картины церемонии: перед началом представления им предложили надеть светодиодные медальоны, мерцавшие разными цветами.

Присоединяйтесь к Event.ru
Комментарии

Для того чтобы написать комментарий вы должны войти.

Event, объединивший страну Моя Олимпиада
Event, объединивший страну Моя Олимпиада