2
поделились

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Что это?

Прежде чем начать обсуждение темы Production, следует определиться с самой сутью этого понятия. Дело в том, что на Западе production — это вполне определенная ниша на event-рынке, четкое направление деятельности компании, к которой Клиенты обращаются, чтобы она координировала и гармонизировала деятельность привлеченных подрядчиков на одном мероприятии. То есть агентство отвечает за креатив, подрядчики — за качество своих услуг, а соединяет идею и воплощение своими техническими разработками именно production-компания. Поскольку на российском рынке такая практика не распространена, под понятием production мы подразумеваем производство мероприятия как таковое — создание его из необходимых частей: от кейтеринга до звука, от логистики до света, от декораций до интерьерных решений. Все, что нужно сделать для конкретного проекта практически своими руками, мы называем production — именно в этом разрезе мы обсудили непростой пласт event-индустрии c экспертами рынка.

Ведущие круглого стола:

  • Андрей Шешенин, главный редактор Event.ru
  • Жанна Васенина, руководитель проектов Event.ru и Eventcatalog.ru

Участники круглого стола:

  • Владимир Прошко, управляющий партнер WeCan Group
  • Александр Шумович, партнер Eventum Premo
  • Максим Мартынов, технический директор Eventum Premo
  • Екатерина Кириллова, генеральный директор «Еврошоу»
  • Мария Каротам, генеральный директор Brand Garden
  • Вадим Жоля, генеральный директор Decorazzi
  • Юлия Шакирова, дизайнер-оформитель
  • Светлана Пономарева, креативный директор The Mellows
  • Николай Кириченко (Клаус), декоратор
  • Руслан Семенов, генеральный директор Global Events

— Ни для кого не секрет, что у нас в стране нет адекватного понимания сути услуги продакшена, предлагаю поговорить о том, как в отсутствие этого звена построена совместная работа агентств, подрядчиков и художников. Почему так нередка дискоммуникация, ведущая к тому, что один подрядчик не знает, что делает другой; художник работает вразрез с основной идеей, с особенностями установки света, с нюансами площадки?

Максим Мартынов: В идеале должен быть один человек, который держит в голове всю картинку мероприятия целиком, при этом понимая, из чего детально она состоит (в том числе и технические нюансы). Бывает, что агентство дает техническое задание дизайнерам, они все красиво рисуют, Клиент одобряет, а потом оказывается, что для реализации этой идеи единственный вариант — это поставить проектор на штатив посреди зала. Именно поэтому должен быть знающий и сведущий человек, который в состоянии свести воедино работу всех техслужб и подрядчиков и дать объективную оценку общей картинке.

Екатерина Кириллова: В большинстве агентств такого сотрудника нет. Да и не должно быть, поскольку для этого должна существовать продакшен-компания в западном понимании этого слова, которая на основе своих специфических знаний креативит и изобретает способы воплощения той или иной идеи, которой делится с агентством. И агентство уже, в свою очередь, проводит тендер среди подрядчиков для участия в мероприятии. Если действовать по такой схеме, то обычно все работает. Но, поскольку у нас в стране такой практики нет, постараюсь эту тему в дальнейшем не развивать.

Клаус: Я соглашусь, что идея с одним сведущим во всем человеком утопическая. Я бы, наверное, говорил, что более жизнеспособна ситуация, когда в тесной связке работают декоратор и техник, на которых и лежит ответственность. Я стараюсь в своей практике плотно работать с технарями. Как только появляется концепция, я рисую картинку, потом обращаюсь непосредственно к прокатчикам для согласования технических моментов, а потом дорабатываю эскиз сообразно всем требованиям и пожеланиям, чтобы никто никому не мешал.

Александр Шумович: Все зависит от агентства и задач, которые оно решает. Для проведения детского утренника объеденяющий всех специалист действительно не нужен, но для серьезных крупных проектов необходим. Это вопрос организационно-технических решений внутри компании. Если нужно, чтобы был такой человек, который всем заведует, значит он будет.

— Где же находится центр компетенций? Кто должен отвечать за конечную картинку? Оформители, службы света, агентство? Кто?

Клаус: Мне кажется, за общую картинку всегда отвечает художник, если, конечно, нет режиссера-постановщика. В организации мероприятий с декорациями очень много театрального, поэтому тут уместны такого рода сравнения и приоритеты.

Мария Каротам: У себя в агентстве мы добиваемся создания целостной картинки несколькими общими встречами, на которые приглашаются одновременно все технические службы, чтобы каждый с каждым мог обговорить какие-то возможные накладки.

Владимир Прошко: Я тоже считаю совещания необходимыми. Мне близка идея, что за все должен отвечать художник, но и работа технических специалистов незаменима — и именно у них в силу специфики оборудования возникают нюансы, которые не в состоянии предугадать мало знающий в этой области человек (художник или даже менеджер проекта).

Руслан Семенов: У агентств, как правило, нет сотрудника, в чьей ответственности осуществлять контроль над всеми техническими подрядчиками. И поэтому мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда приходим на проект делать только 3D-мэппинг, но оказывается, что предполагаемые на мероприятии декорации, свет, тайминг идут вразрез с нашими задачами. Возникает миллион вопросов, которые нужно задать. Что мы делаем? Выясняем у агентства, кто подрядчик по всем направлениям, собираем у себя в офисе всю команду и четко прописываем, чего нельзя делать light-дизайнеру, художнику, сценографу, режиссеру, чтобы не испортить нашу не самую дешевую услугу. В соответствии со всеми нюансами корректируются световые и декораторские решения, вырабатывается четкий тайминг и логистика монтажа и самого мероприятия.

— Давайте попробуем зайти с другой стороны. Каким образом строится процесс продакшена мероприятия? С чего или с кого все начинается? Постараемся не брать при этом в качестве примера рок-концерт или свадьбу, а сосредоточимся, скажем, на корпоративном новогоднем банкете…

Владимир Прошко: Могу рассказать, как у меня в агентстве все происходит. Не буду скрывать, что основным нашим партнером по декорациям давно уже стал Вадим Жоля, так что мы придумываем идею — и идем к нему за визуализацией. Добавляем туда 3D-мэппинг или какого-нибудь безумного артиста — и продаем это Клиенту. И уже на дальнейших технических совещаниях «доруливаем» все технические тонкости. Получается, что все начинается с картинки.

Александр Шумович: Я бы все-таки говорил о том, что начинается все с агентства, а не с художника. Творческую личность может захватить буйство красок. Идея, концепция в зависимости от задач мероприятия первоначальна, и она исходит от агентства: мы строим космопорт или проводим мимимишную выставку не из-за их визуального образа, а исходя из соответствия целям проекта.

Андрей Шешенин: По большому счету в корпоративных мероприятиях все то же самое, только на вопрос «Что хочет заказчик?» отвечает не сам заказчик, а агентство. При этом в глубине души в агентстве все менеджеры проекта тоже художники. То есть, по сути, каждая присутствующая в процессе сторона мыслит себя первой и главной.

Светлана Пономарева: Могу высказаться с позиции третьей стороны. Я представляю креативное агентство, которого в обсуждаемой связке нет. К нам заказчик нередко приходит с просьбой разработать идею мероприятия и все описать для подрядчиков так, чтобы далее этот концепт передать внутрикорпоративным менеджерам, которые учатся самостоятельно проводить мероприятия. Потом оказывается, что менеджеры компании не смогли найти тех, кто исполнит все задумки. Заказчик возвращается к нам с просьбой о помощи: «Сделайте сами, вы же это предложили, значит, вы знаете, как и кто это может сделать». Поэтому подготовку приходится вести в условиях крайне сжатых сроков и тратить совсем другой бюджет, нежели был заложен изначально.

— Каким образом можно сделать так, чтобы у агентства и художников сразу возникало взаимопонимание?

Александр Шумович: Мы не ждем, что кто-то за нас что-то придумает, придумывать — это наша задача. Это снова вопрос организационно-технических решений. Мы не позволяем себе давать подрядчикам сырое ТЗ. В том числе художникам, которые рисуют в рамках нашей концепции.

Андрей Шешенин: Но ведь таким образом вы ограничиваете фантазию высокопрофессиональных и лучше разбирающихся в своем направлении специалистов. Тем самым ограничивая себя.

Александр Шумович: Они всегда могут с нами поспорить — и мы примем их точку зрения.

Клаус: Я и сам иной раз ограничиваю заказчика. Дайте мне конечную задачу — я предложу свои идеи. Предоставьте конечную цель — и отпустите художника. Позвольте мне высказать свое мнение — и вам будет из чего выбирать. У каждого человека могут быть «художнические запои», когда ты несешься галопом в творческом экстазе, а в итоге нагромождение даже самых красивых и изящных элементов лишает общую картинку гармонии, декорация загромождает проект, становится доминантной вместо сопровождения, но это не такое уж частое явление.

Александр Шумович: Я считаю, что всегда должен быть лимитирующий фактор. Зачастую этим фактором является бюджет, который всегда чуть меньше, чем нужно.

Клаус: При любом бюджете можно сделать по-настоящему красивое мероприятие.

Екатерина Кириллова: Не при любом!

Александр Шумович: Наверное, все-таки при любом. Просто тут мы снова говорим о вопросе организации нашей работы. На Западе доля продакшена в организации мероприятия существенно выше, чем у нас в стране, где все бюджеты уходят на еду и звезд. Там мероприятие может считаться успешным просто потому, что оно действительно красиво и действительно хорошо организовано. И коль скоро мы перенимаем все у Запада, коль скоро рынки наши имеют тенденцию к сближению, смею предположить, что сегмент продакшен-компаний в ближайшем будущем будет расти.

— Каковы ключевые тенденции направления продакшен в нашей стране?

Руслан Семенов: Мероприятия дорожают. Дорожают за счет мэппинга, экранов, технологий.

Екатерина Кириллова: В последний год к нам стали приходить заказчики со своими художниками. У меня 90% работ на осенне-зимний период велись с участием штатного художника по свету. Это так приятно, вы даже себе не представляете! Считаю это основным трендом сезона.

Андрей Шешенин: На самом деле по факту еще лет десять назад на мероприятиях едва ли не главным действующим лицом стал художник по свету, и похвально, что сейчас их с самого начала нанимают на проекты. В целом я тоже хотел отметить курс на технологии как основную тенденцию. Причем хотел бы привести немного странный пример. Китай сумел сэкономить много денег, когда страна сразу с угольных блоков перешла на индукционные плитки, минуя дорогостоящие газовые. Мне кажется, в России то же самое произошло с техническим обеспечением мероприятий. Мы сразу от еды и концерта перескочили к высокотехнологическим проектам.

Александр Шумович: На Западе сейчас появилась такая идея, как space marketing. Компания создает пространства, которые работают на эту компанию. Это не только сундук на Красной площади, это могут быть совершенно разные пространства, которые являются неким воплощением ценностей бренда. Попав в это пространство, люди проникаются идеями, ощущениями… Это не изобретение последних лет, нет. Но просто сейчас акцент на space marketing стал существенно больше как в корпоративных, так и в выставочных, и в развлекательных мероприятиях. Речь о том, что мы не оформляем мероприятие сообразно идее, а создаем пространство (которое первично) — и уже в него добавляем само мероприятие.

Андрей Шешенин: Ценности experiential design действительно сейчас очень котируются. И если раньше нам достаточно было просто красивой картинки, то теперь мероприятия без интерактива воспринимаются уже неполными. Я должен все видеть, чувствовать, пробовать.

Юлия Шакирова: Последний год для художников ознаменован тем, что многие агентства стали гораздо больше следить за модой, за тенденциями в дизайне, разбираться и понимать эту специфику. Если раньше оформляли цветами и тканями, то сейчас заказчики пошли дальше и стали делать уже полноценные декорации, использовать арт-предметы. Я бы даже сказала, что теперь заказчик внутренне готов к нашим бюджетам, поскольку понимает, что декораторы действительно меняют пространство. Стало гораздо больше необычных, масштабных, креативных, ярких, я бы даже сказала смелых проектов. И все же по сей день многим агентствам не хватает информации о том, на что мы способны, а потому они не могут продавать нашу услугу. И часть Клиентов все еще считает, что декорации — это дорого и неоправданно.

Клаус: Сегодня, на мой взгляд, декорация перестала играть ту роль, что была в эпоху театра, когда главным был человек на ее фоне. Сейчас настала эра кино, а в случае с мероприятиями — эра экранов, и декорация просто стала обрамлением видео, вторичным и малоинтересным, которое оторвавшийся от тарелки гость заметит лишь в случае прерывания трансляции.

Максим Мартынов: Все дело в восприятии самой идеи декорации. Одно дело, если я под декорациями подразумеваю что-то, что нужно нацепить на экран, чтобы задрапировать проводочки. Другое дело, если я понимаю, как из одних только экранов сделать декорацию (в том числе и динамическую). А недавно мы делали мероприятие, где антураж создавался только за счет ферм и света.

— Каковы плюсы и минусы индивидуальных, созданных специально под мероприятие, практически hand made декораций и предметов интерьера? Насколько они необходимы и ценны?

Светлана Пономарева: Мне в мероприятиях сегодня очень не хватает именно интересных идей, любопытных решений. Несколько лет назад, когда техническое оснащение мероприятий было куда беднее, кустарным способом изготавливались такие необычные декорации, что они сами по себе являлись ценностью, а не только в рамках проекта. Сейчас это все ушло, а хотелось бы, чтобы hand made решений было больше. Развитие технологий иногда крадет у праздников собственное лицо.

Юлия Шакирова: На самом деле возможности художников и декораторов очень велики. Чаще всего Клиенты даже не знают всех этих возможностей. Эксклюзивная мебель — один из последних трендов. Но это далеко не все, на что мы способны. Все зависит от Клиента. Один мой заказчик пришел ко мне с картинкой ресторана и попросил воссоздать его антураж. Мы выбрали подходящую площадку, но поменяли там все, вплоть до перекладывания пола. Бывают и такие задачи, когда мероприятие, пространство получается hand made в прямом смысле слова.

Руслан Семенов: Действительно очень многое зависит от заказчика. При нормальном финансировании вопрос команды, чтобы создать wow-эффект, будь это уникальный видеоконтент или что-то еще. Это как игра в карты. Если тебе пришли хорошие карты, ты выиграешь. Если собрал на мероприятии коллектив классных подрядчиков — они обеспечат успех. Профессионалы отличаются как раз тем, что в состоянии с меньшим количеством оборудования добиться лучшего результата. Посредственному light-дизайнеру не поможет самый большой парк оборудования, если у него нет вкуса, а опытный даже с меньшим набором возможностей сделает красивую картинку. То же самое касается и всех остальных подрядчиков.

— Каким образом можно максимально эффективно совмещать потребности всех технических подрядчиков на мероприятии? Только совещания могут решить проблему, или есть какое-нибудь еще решение, которое могло бы унифицировать работу?

Андрей Шешенин: Все мы не раз и не два бывали на технических совещаниях, где очень долго выясняли все подробности проекта, чтобы «скрестить» все службы. При этом признаюсь, что сам я и мое агентство зачастую выступали в роли свахи, давая возможность людям, чьи интересы на проекте пересекаются, обсудить все технические детали. Скажем, я понимаю, что главному энергетику проекта есть о чем поговорить с прокатчиком света. Но лично я не вдавался никогда в детали этого разговора.

Екатерина Кириллова: Я скажу даже больше. Нам для работы долгие переговоры даже не нужны. Если технический директор или менеджер проекта предоставил нам все данные о технологических мощностях площадки, нам дальше и разговаривать не о чем. Мы подписали акт о разграничении ответственности, привезли человека с «корочкой», который все подключил, поставили оборудование и компьютер, который контролирует перепады напряжения, и всё. Нам не надо выезжать на площадку или дополнительно с кем-то о чем-то совещаться. Если на проекте работает продакшен-компания, каждый знает свои обязанности и отведенную ему роль. Все работает.

Вадим Жоля: Я в этом контексте даже завидую техническим подрядчикам, потому что представители агентства практически никогда не вмешиваются в их работу. В работе же декоратора каждый становится советчиком. При этом само агентство далеко не всегда точно передает просьбы и пожелания заказчиков, недостаточно подробно и четко описывает наши услуги, тем самым продавая хуже и меньше, отчего мы не работаем максимально эффективно и еще долго играем в испорченный телефон. А почему бы не давать возможность пообщаться художнику с заказчиком напрямую?

Клаус: Действительно, куда проще: дайте телефон Клиента, и мы обсудим все детали лично. Это сэкономит всем время. Я, например, даже при предоставлении мне агентством информации о площадке всегда выезжаю на место сам, потому что ни в каких документах тебе не укажут, в каком месте на полу горбик, а где в стене выемка. Работать же при монтаже декораций лобзиком каждый раз перед праздником мне совершенно невыгодно. Как невыгодно всю эту рутинную информацию передавать через менеджера агентства и терять на обратной связи по несколько часов, если не дней.

Александр Шумович: Если мы выводим вас напрямую на конечного Клиента, есть вероятность, что произойдет замещение агентства художником…

Клаус: Это уже вопрос элементарной порядочности. Мой кармический опыт подсказывает, что нужно делать свою работу, не переманивая чужих Клиентов.

Вадим Жоля: По сути, художникам это и не надо. Нам выгодно, что на проекте работает агентство, которое всегда выступает модератором любого общения подрядчиков. У нас нет задачи перетянуть одеяло на себя, мы просто хотим более качественно и быстро выполнять свою работу.

Екатерина Кириллова: Когда на проекте работает продакшен-компания или технический директор, никаким техническим или декораторским службам нет нужды выходить напрямую на заказчика, если есть четкие ТЗ, тайминг, логистика, общая слаженность работы по проекту. Нужно наконец переходить от художника по свету к полноценному продакшен-менеджеру или продакшен-компании.

Андрей Шешенин: И вот мы снова вернулись к тому, с чего начали. К запретной теме. А суть ее в том, что сегодня на рынке катастрофически мало работает продакшен-профессионалов. Меж тем востребованность таких специалистов и компаний становится все выше. Рынку нужна эта услуга. И есть лишь два возможных пути развития: либо продакшен-менеджеров и продакшен-фирм станет действительно больше, либо нас ждет существенное снижение рынка. А этого очень бы хотелось избежать.

Присоединяйтесь к Event.ru
Комментарии

Для того чтобы написать комментарий вы должны войти.

Обзор книг: event-дизайн Фестиваль творчества и улыбок
Обзор книг: event-дизайн Фестиваль творчества и улыбок