1
поделились

Поделиться

Твитнуть

Поделиться

Что это?

Свадьбы как специальное мероприятие отличаются от прочих частных праздников тем вниманием, которое им уделяется, ведь предполагается, что это событие происходит раз в жизни, а значит, оно должно стать по-настоящему запоминающимся и грандиозным. В стремлении сделать действительно уникальное и безукоризненное событие все больше молодоженов обращаются в event-агентства. С какими сложностями и подводными камнями сталкиваются приглашенные специалисты, какова внутренняя кухня мероприятия этого формата, какие творческие материи и административные ресурсы задействованы в создании идеальной свадьбы? Эти и другие вопросы обсудили эксперты event-индустрии, участники круглого стола, посвященного теме номера — Wedding.

Ведущие круглого стола

Андрей Шешенин, главный редактор EventRU

Жанна Васенина, руководитель проектов EventRU и Eventcatalog.ru

Участники круглого стола

Владимир Прошко, управляющий партнер We Can Group

Сергей Куприянов, генеральный директор Аrlecchino Group

Наталья Куликова, свадебный эксперт, экс-редактор журнала Wedding

Юлия Шакирова, event-дизайнер

Юлия Медведева, генеральный директор Show&Motion

Алиса Скардино, свадебное агентство «Галерея авторских событий Alice Scardino»

Михаил Семенов, владелец мАстерской «ОП-позиция»

Андрей Горожанкин, управляющий партнер Diamond Catering

Надежда Мушец, директор по развитию Novikov Catering

Кирилл Погодин, кейтеринг-консультант

Алексей и Роман, дуэт ведущих «Кот и Пес»

Кирилл Рагутин, директор по маркетингу «А-Тент»

— Все чаще будущие молодожены обращаются за помощью в организации своего свадебного торжества к профессиональному агентству. Часто им приходится делать непростой выбор: воспользоваться услугами специализированного свадебного агентства или выбрать event-агентство широкого профиля. Какой, на взгляд профессионала, выбор предпочтительнее?

Юлия Медведева: Мне кажется, что это должно быть все-таки специализированное агентство. Или хотя бы компания, где свадебные мероприятия выделены в отдельное направление. И дело тут не столько в идеях или опыте, сколько в накопленных контактах проверенных подрядчиков именно для свадеб, поскольку в этой отрасли есть своя специфика и отдельный пул подрядчиков. Кроме того, очень важна личность аккаунт-менеджера: особенности характера, коммуникация с Клиентом на свадьбе должны существенно отличаться от работы с корпоративным Клиентом. Это более личностные, более душевные отношения, строящиеся на полном доверии и понимании

Надежда Мушец: Могу сказать с позиции премиального кейтеринга, ведь свадьбы именитых персон на 300–500 человек составляют едва ли не основное направление нашей работы. Зачастую клиент обращается напрямую к нам, но кейтеринговое агентство не может самостоятельно организовать свадьбу. Особенность премиальных Клиентов в том, что они посещают мероприятия друг друга и обязательно хотят выделиться собственными приемами. Для создания достойного мероприятия нужно не только наше безупречное меню, поэтому мы настоятельно советуем Клиентам обращаться в агентства. Именно благодаря идеям и работе агентств праздник становится особенным и кейтеринг в рамках проекта выглядит наиболее достойно. Я не могу сказать однозначно, буду я советовать обращаться в специализированное агентство или в event-агентство широкого профиля. Скорее, мы будем рекомендовать те агентства, в качестве и креативности которых уверены сами по опыту прошлого сотрудничества, независимо от их специализации.

Андрей Шешенин: Есть один важный нюанс, который надо иметь в виду. Cпециализированные агентства довольно часто работают по хорошо изведанным схемам. Их опыт, количество проведенных мероприятий доводит действия до автоматизма. С одной стороны, это хорошо, но, с другой стороны, это не позволяет видеть всю картину рынка, расширять горизонты. В этом плане event-агентства широкого профиля могут, используя незамутненный взгляд, предложить Клиентам более интересные идеи, новаторские инструменты, концепции и подходы. В свадебных же студиях нередко Клиенты, сами стремящиеся к креативу, сталкиваются с ситуацией: «Будет так-то и так-то, мы опытное агентство, мы знаем, а если вас что-то не устраивает — вычеркиваем».

Михаил Семенов: Действительно, даже у небольшого и недавно существующего свадебного агентства опыта в организации подобного рода ивента несколько больше, чем у большинства Клиентов (невест), готовящих свое первое семейное торжество. Это отчасти и может объяснять позицию «Мы знаем». Но давайте не будем замалчивать и еще один фактор: подавляющее большинство частников не хотят тратить много денег даже на единственный (как многие считают) день в своей жизни. И когда приходит такой Клиент с минимальным бюджетом, агентству (не важно, исключительно оно свадебное или, наоборот, широкого профиля) проще и выгоднее предложить на выбор несколько минимальных пакетов, чем креативить с нуля. Скорее, у многопрофильной компании этих пакетов может вообще не быть в предложении. Иное дело, когда есть серьезный бюджет — здесь за него готовы уже бороться все: и свадебщики, и корпоративщики, и многостаночники, убеждая заказчика, что только они смогут создать уникальный продукт и сделать свадьбу мечты. И каждый при этом будет приводить свои аргументы: кто про преимущества узкой специализации, а кто — про широкий, не зашоренный штампами взгляд.

Алиса Скардино: Я бы вообще говорила о том, что следует разделять свадебные агентства на два типа — работающие с пакетными предложениями и работающие всегда под заказ, создавая свадьбу с нуля под конкретного клиента. Практика пакетных продаж в экономическом смысле вполне себя оправдывает, это вопрос бизнес-процессов и позиционирования фирмы.

Михаил Семенов: Наша компания, скорее, работает не с пакетами (у вас будет то-то и то-то), но с узким кругом постоянных подрядчиков (у вас будут работать те-то и те-то). Мы очень и очень аккуратно интегрируем в свой коллектив новые ресурсы, потому что проверить их можно только на практике: ни одна презентация не даст полной картины, а тестить новый сервис на свадьбе Клиента как-то не очень правильно. Ведь неудача с одной из деталей свадьбы снизит уровень проекта в целом. В этом смысле «более интересные идеи и новаторские инструменты», о которых говорилось раньше, могут быть даже опасны.

Алиса Скардино: Каждый решает эту задачу по-своему. Мы никогда не выходим на Клиента с непроверенным подрядчиком, для знакомства с их услугами есть тестовые задания. В определенном смысле вывод на рынок и поддержка новых интересных подрядчиков — одна из задач специализированных свадебных агентств, что также выгодно отличает нас от компаний широкого профиля.

Андрей Горожанкин: Давайте также иметь в виду, что корпоративные Клиенты, например, и молодожены решают своими мероприятиями разные задачи (а такой или иной праздник все равно остается инструментом решения задач). И в этом плане решающим фактором может оказаться именно специфический опыт реализации конкретных целей. В обращении в агентства широкого профиля Клиенты видят риски быть неуслышанными или неверно интерпретированными в силу отсутствия этого специфического опыта.

— Давайте поговорим о специфике свадебной аудитории. Действительно ли заказчик свадьбы — нетипичный Клиент, и отношения между агентствами и заказчиками выстраиваются совершенно особенные? Какие именно психологические тонкости отличают свадьбы от прочих ивентов?

Михаил Семенов: Заказчика свадьбы действительно отличает многое. Начать с того, что этот человек платит за организацию мероприятия из собственного кармана, а не из абстрактного бюджета фирмы. При этом это не ежегодный день рождения, а праздник из категории «бывает раз в жизни», что влечет повышенное внимание к деталям и к качеству продукта/сервисов, потому что второго раза на «исправить» уже не будет. Часто свадьба — это статусное мероприятие: молодожены хотят сделать что-то, что было бы круче, интереснее, необычнее, чем свадьбы друзей, у которых они недавно были в гостях. То есть это еще и борьба амбиций. Свадьба — это еще и «политическое» мероприятие, в процессе которого объединятся две семьи, а значит, важно соблюдать и баланс интересов минимум двух, а то и больше сторон.

Алиса Скардино: Корпоративный заказчик может больше ценить экономию бюджета и решение маркетинговых задач, а частный Клиент — да к тому же невеста на свадьбе — ценит очень личный подход, возможность разбудить распорядителя среди ночи c вопросом, какие сережки лучше надеть. Они ценят именно поддержку, полное погружение в их мероприятие.

Юлия Шакирова: Подготовка к свадьбе — это всегда глубоко личное общение. Даже сама концепция свадьбы рождается из психологического «копания» в человеке. На встрече ты буквально влезаешь в душу молодоженам, выуживаешь оттуда, как краб, образ их идеальной свадьбы. Это совместный творческий процесс. И он невозможен, если между заказчиком и исполнителем нет взаимной симпатии и понимания. Я хорошо понимаю, что какому-то Клиенту я могу не подойти просто по характеру. Поиск организатора свадьбы — это всегда эмоциональная история, поиск близких по духу и видению людей.

Юлия Медведева: Есть еще один специфический нюанс. В деятельность агентства по созданию свадебного торжества постоянно вмешиваются «посторонние» люди. Есть невеста, с женихом или без (часто ведь бывает, что жених не участвует в обсуждениях, а потом в последний момент вдруг включается, что ведет к срочным изменениям), есть многочисленные родственники (довольно распространена ситуация, когда заказывает мероприятие и занимается им невеста, но платят, например, родители, которые радеют за свои финансы и тоже периодически вклиниваются в процесс, отстаивая те или иные адекватные или крайне неприемлемые позиции). Порой кто-то из этих многочисленных родственников часть действий берет на себя (закупка алкоголя, украшение столов и т.п.), но в последний момент выясняется, что у него ничего не вышло — и агентству в спешке приходится доделывать за кого-то его работу. Все вместе эти факторы делают свадебного Клиента довольно сложным.

Кирилл Погодин: Возможно, для event-агентства организация свадеб зачастую является более простой задачей, нежели подготовка и проведение крупного и сложного корпоративного мероприятия. Для кейтеринга работа с частным заказчиком, в особенности если это невеста, планирующая свою свадьбу, становится настоящим вызовом. Часто это превращается, простите, в вынос мозга с ежедневно меняющимися задачами и пожеланиями, бесконечными сомнениями и коррективами. У частного заказчика почти никогда нет качественного понимания услуги выездного ресторанного обслуживания. И главный вызов в том, что кейтерингу сложно оставаться в позиции профессионала именно из-за того, что далеко не на все пожелания Клиента можно согласиться, не рискуя качеством услуги.

Андрей Горожанкин: Я бы не утверждал, что заказчики свадеб такие уж сложные Клиенты. В нашей практике мы всегда находили общий язык и решали все нетрадиционные задачи. Но здесь важно различать нестандартную и интересную задачу с попыткой экономии бюджета в ущерб качеству услуги («Усилить бабушкиными пирожками меню» — это лишь верхушка айсберга для подобных ситуаций). Мы проводим более 200 свадебных банкетов за год, это серьезное количество, и мы практически не встречаем Клиентов, цели которых нельзя реализовать. Я бы даже сказал, что зачастую своими необычными запросами заказчики свадеб подсказывают нам совершенно новые идеи и концепции, которые мы потом с успехом внедряем в наших мероприятиях. Клиенты, выбирающие необычные площадки для своей свадьбы, вызывают уважение. И дань этому уважению мы отдаем индивидуальным подходом к главному торжеству их жизни.

Наталья Куликова: Моя знакомая из США с опытом организации свадеб более 12 лет утверждает, что успех праздника на 50–70% зависит от того, счастлива ли невеста. Какой бы ни был бюджет, свадьба будет удачной лишь в том случае, когда довольна невеста. И уже на первой-второй встрече моя коллега может предсказать, как пройдет праздник, в зависимости от настроя главной его героини. Свадьбы бывают разные, в том числе и по расчету, и для родственников, а не для себя, и как бы безукоризненно ни поработал распорядитель или агентство, все зависит от эмоций невесты. Это одна из особенностей Клиента. Еще одна — понимание собственных желаний. Если в тех же Штатах девочка с детства мечтает о свадьбе, она уже видит ее чуть ли не в деталях, то у нас в стране барышни максимум «хотят выйти замуж», а какой будет праздник — они себе мало представляют. В общем и целом, эти нюансы можно свести к одной большой проблеме — проблеме ментальности. Меня часто спрашивают, каковы ключевые различия свадебной индустрии у нас и на Западе. Помимо очевидного (зарубежная индустрия старше нашей на 50 лет, а соответственно, более зрелая и насыщенная), я акцентирую внимание на том, что отличаются друг от друга не индустрии, а аудитория! На нашем свадебном рынке есть две очевидные проблемы: качественные подрядчики (но здесь ситуация постепенно выправляется, мастера уже есть, все распорядители и агентства за них борются) и менталитет — проблема, которая, увы, еще долгое время не будет решена. На сегодняшний день единицы Клиентов воспринимают свадьбу как грамотно организованный ивент, а не банальную пьянку. Единицы обладают адекватными бюджетами, хорошим вкусом и достаточно зрелы, чтобы полностью доверять работающему агентству.

— Свадьба — многогранный и сложный процесс. Возможно, с точки зрения координации процессов и задействованных сторон даже более сложный, чем иные массовые мероприятия или корпоративные проекты. Кто должен отвечать за успех, слаженность и цельность проекта? Каково распределение ролей в работе подрядчиков?

Надежда Мушец: Я убеждена, что в работе на любом проекте должен быть один человек, ключевое, стыковочное звено, которые координирует работу всех задействованных лиц. Он может все спорные вопросы решать сам или сводить нескольких подрядчиков между собой и просто контролировать процессы, но, как бы он ни работал, именно он — ключ к успеху любого мероприятия, свадьбы в том числе. Очень важно, чтобы агентство обеспечивало слаженную работу всех задействованных в подготовке мероприятия подрядчиков: декораторов, кейтеринг-компанию, технических людей. Наша задача как кейтеринга — сделать красивый стол, который будет выглядеть изысканно, красиво, богато, свежо вплоть до десертов. Но, помимо этого, мы можем пригласить кондитера, предложить эксклюзивный авторский вариант, создадим шоу из выноса, только делать это все надо сообща с ключевыми организаторами. Во всем нужен профессиональный подход и, повторюсь, качественная слаженная работа всех задействованных сторон, что является, безусловно, ответственностью организаторов.

Юлия Шакирова: А мне кажется, нашим свадьбам не хватает творческого руководителя. Знаете, такого маэстро. Я видела подобных людей на Западе: они как будто дирижируют оркестром. Вот он появляется в зале, окидывает его взглядом, а потом за десять-пятнадцать минут дает всем указания, что изменить (или делает сам: свет потише, другую фонограмму, вазу с цветами в противоположный угол — такие вот художественные детали), и действительно, пространство преображается. Ведь наша работа — это творчество. Я, например, не занимаюсь бизнесом, я не продаю текстиль или канделябры, я продаю энергетику. Это творчество в чистом виде. Поэтому на каждой свадьбе должен быть свой маэстро, который видит ее целиком.

Юлия Медведева: Мне кажется, не столь важно, насколько человек творческий, важно, чтобы просто этот один узловой человек, координатор — был. Он должен уметь слушать и слышать, причем как Клиента с его мятущейся душой, так и технарей со стороны подрядчиков, а какого-то особенного творческого начала от него и не требуется. Я бы даже сказала, что отсутствие творческой жилки может быть с лихвой компенсировано опытом.

Андрей Шешенин: На мероприятии обе эти функции необходимы, и существует вариант, когда они разделены. Мне представляется разумным, что автор идеи не занимается ее реализацией. Есть, грубо говоря, креативщик, который придумывает некую сказку, историю, а ее техническим воплощением занимается уже другой человек со своим прагматичным взглядом на организацию ивента.

Наталья Куликова: Мне кажется, на Западе суть нашего спора уже давно разрешили. Там существует такой человек, как свадебный распорядитель. Он сочетает в себе функции администратора и художника. Можно, наверное, сравнить его с арт-директором мероприятия: он и менеджер, и дизайнер. У него есть целостное представление о визуальном образе свадьбы, а также он осуществляет тотальный контроль всех процессов. И он же в буквальном смысле слова держит за руку невесту, работает для нее «жилеткой», угождает любым прихотям, что бы ни случилось.

— Есть ли в современной свадебной индустрии новые веяния, или все зиждется на традициях? Может, свадебные традиции уже настолько приелись, что от некоторых хотелось бы и вовсе отказаться?

Алиса Скардино: Исторически сложилось так, что сегодня словосочетание «свадебные традиции» употребляется в крайне негативном контексте. Это обусловлено тем, что прошлые свадебные традиции себя изжили, а новые, актуальные нынешнему времени, еще не созданы. Но без традиционных моментов свадебное торжество обойтись не может, ведь именно традиции вызывают самые пиковые эмоции и демонстрируют всю серьезность и трогательность события. Разумеется, речь сейчас не идет, например, о восточных традициях, которые обусловлены культурой и с которыми любой организатор свадьбы должен считаться. Речь идет о тех «традициях» русской свадьбы, которые максимально приближают ее к балагану. И хорошо, если под «традициями» подразумевается просто набивший оскомину выкуп, хуже — если драки родственников ближе к концу праздника. Долой такие традиции! Давайте подходить к каждой паре индивидуально, ведь даже церемонию выбрасывания букета невесты (кстати, пришедшую к нам с Запада, так что порой невесты сами не знают, зачем это делают, причем делают вовсе не по тем правилам, как было заведено изначально) можно сделать по-своему, переосмыслить, переиграть. У нас, например, на одном проекте невеста не бросала букет, а дарила всем незамужним подругам по жемчужине — символу красоты, чистоты и молодости.

Роман и Алексей: Нам кажется, самая главная русская свадебная традиция — это организация общего застолья с общими игровыми интерактивными элементами, что позволяет представителям двух родов легче познакомиться и пообщаться друг с другом в непринужденной обстановке. Главное, не переусердствовать с креативом, потому что некоторым гостям он совершенно не нужен. И всегда есть риск превратить свадебное торжество в непрерывный концерт.

Андрей Шешенин: Действительно, от некоторых традиций можно было бы и отказаться, но как быть с гостями, которые ждут этих традиционных составляющих? Тот же букет невесты нужен как воздух приглашенным незамужним подружкам, для которых это будет повод намекнуть на серьезные шаги своим кавалерам. Те же «сборы на коляску» нужны гостям, не придумавшим ничего, кроме денежного подарка. И так далее.

Надежда Мушец: Гости могут сами не знать, что на самом деле хотят обновления. На одном из мероприятий все конкурсы и типичные развлечения заменили, например, на специально подготовленные к свадьбе романтические видеоклипы, снятые в живописных местах по всему миру. Это было очень трогательно — и подобные решения вполне могли бы частично заменить традиционные развлечения по желанию заказчика. Главное — это креативность в реализации даже традиционных решений, неизбыточность.

Юлия Медведева: Я бы не сказала, что новаторские технологические решения — это замена традициям. Скорее, это приятное нововведение, украшение программы. Что касается трендов, то тенденция такова: традиции сегодня действительно теряют свой исконный смысл, но зато обретают некую сюжетообразующую функцию, они составляют программу свадьбы. Уйти от этой программы можно, хотя и нелегко, поскольку это связано с рядом противоречий вплоть до физиологических: голодные гости не будут участвовать ни в каких креативных задумках.

Михаил Семенов: Традиции — от слов «традиционно используемые», то, без чего не может быть. Но, так как в свадьбы россиян многие элементы были привнесены искусственно, неудивительно, что в большинстве случаев словосочетание «свадебные традиции» вызывает аллергическую реакцию. Наши молодожены просто умоляют: никаких караваев, выкупов, «Горько» и прочих ярких примеров постсоветского торжества. И даже новые «традиции», появившиеся недавно (например, вешать замок на перила моста), уже успевают надоесть. Почему? Потому что искусственное и наносное. Но при этом ни у кого не вызывает раздражение такой обряд, как, например, обмен кольцами, или традиция надевать нарядное белое платье.

Кирилл Погодин: Характерной особенностью свадеб остается то, что это в 99% случаев — банкет в формате «русский стол», когда холодные закуски размещаются на столе уже к приходу гостей. Редкий ресторан или кейтеринг качественно работает с таким форматом, и базовые проколы в том, что бутылки громоздят туда же на стол, а официант превращается в охранника, когда забывает, что его функция — обслуживать гостей едой и напитками. Решение, в общем-то, простое: бутылки разместить на сайд-бордах (подстановочных столиках по периметру зала), а официантам напомнить, что даже стоящие на столе закуски нужно предлагать гостям и обслуживать их, а не стоять столбом.

Наталья Куликова: В США, например, откуда мы некоторые традиции перенимаем, каноны свадьбы, традиционные ее составляющие не менялись. Все дело в том, что там есть понимание, зачем нужна каждая из традиций. В нашей стране изначально деревенские и бедняцкие традиции с выкупом, кражей невесты, штрафным из туфельки уже потеряли свой исконный смысл. На дворе XXI век, какая водка из обуви, господа?! Любая составляющая свадьбы должна нести в себе определенный смысл. Другое дело, что кто-то должен это объяснять Клиентам. И в этом плане одной из тенденций на свадебном рынке мне представляется появление в ближайшем будущем свадебных консультантов, как и я. Мы не будем создавать концепций, мы не будем решать технические вопросы, мы будем знакомить пару с новыми идеями, подрядчиками, возможностями рынка.

Андрей Горожанкин: Я бы также назвал такой бизнес-тренд, как сотрудничество кейтеринга с эксклюзивными площадками. Разумеется, действительно востребованные площадки (особенно это касается крупных, на несколько тысяч человек) не сотрудничают с кейтерингами на эксклюзивной основе, но есть и такие, которые фактически сам кейтеринг и рекламирует Клиентам. То есть мы продаем не непосредственно свои услуги, а место как повод для мероприятия и заказа по банкетному меню.

Кирилл Рагутин: Могу выделить вот такой бизнес-тренд, связанный со свадебными традициями. В Европе есть устойчивая свадебная традиция — проведение свадеб в шатрах. К сожалению, у нас она не очень прижилась, свадьбы в шатрах — это огромная редкость. По крайней мере для нашей компании. Но если обратиться к статистике, то до 2008 года такой сегмент все-таки имел место быть, и свадьбы в шатрах проводились, и довольно достойные, но после кризиса все резко изменилось. За последние пару лет у меня на слуху не было ни одного запроса на тентовые конструкции в нашей компании для проведения свадьбы. Возможных причин я вижу несколько: во-первых, свадьба в шатре по определению значительно дороже, чем с использованием стационарной площадки, во-вторых, свадьба, как правило, — это небольшие объемы шатров в квадратных метрах, и свадебные агентства или кейтеринговые компании зачастую имеют эти объемы в собственности. Поэтому для нас как для крупнейшей арендной тентовой компании на российском рынке сегмент свадеб занимает минимальный размер в общей структуре рынка. И, по нашим прогнозам, он вряд ли начнет увеличиваться в ближайшее время, а та потребность, которая существует на сегодняшний день, будет с легкостью удовлетворяться свадебными агентствами или кейтеринговыми компаниями.

— Еще один очевидный тренд нашей свадебной индустрии — отечественные Клиенты уходят на Запад: не столько делают выездные свадьбы, сколько обращаются к зарубежным подрядчикам. Почему?

Владимир Прошко: Причина довольно проста: часто у наших агентств по-настоящему высокого уровня ценник выше, чем у заграничных коллег, которые могут сделать торжество если не лучше, то во всяком случае ничуть не хуже по уровню подготовки и визуальной привлекательности.

Андрей Шешенин: Я бы также говорил о том, что на Западе больше специализированных подрядчиков высокого класса — от салонов платьев до студий дизайна.

Юлия Медведева: Это правда, качественный дизайн свадьбы в нашей стране — проблема. Но во многом это связано с развитием отрасли: в США и в Европе давно уже бытует практика аренды атрибутики, из которой дизайнер уже составляет комплекты (или, как их еще называют, коллекции) для праздника. У нас же такой практики нет, поэтому дизайнерские решения все handmade, что существенно влияет на их дороговизну.

Андрей Шешенин: У меня есть еще одна версия: у нас нет действительно красивых, достойных площадок, в том числе для выездных регистраций. А те, которые есть, неоправданно дорого стоят. В Провансе получается дешевле.

Кирилл Рагутин: Но ведь это тоже вопрос креатива, вопрос правильного взаимодействия с площадками. Поставьте добротный тент, украсьте его особенным образом — и вы получите такой же роскошный дворец или шале в любом российском пейзаже, не уступающем Провансу.

Сергей Куприянов: Отечественному свадебному и event-рынку имеет смысл работать в направлении снижения стоимости и расширения набора предложений. Нам нужно создавать долгосрочные взаимовыгодные партнерства — агентства, кейтеринги, прокатные компании, — чтобы предоставлять друг другу услуги по сниженной цене, что позволит вывести на рынок и более приемлемые, и эксклюзивные по наполнению предложения. Это позволит создавать новые приемлемые по цене сервисы для Клиента: производство прозрачного льда, аренда оригинальной мебели, создание эксклюзивных элементов декора. Все это будет стимулировать объем продаж и при этом делать все мероприятия по-настоящему красивыми. А красоты хочется всем: и нам, агентствам, и, несомненно, нашим Клиентам!

Присоединяйтесь к Event.ru
Комментарии

Для того чтобы написать комментарий вы должны войти.

Развлекательная платформа высокой чёткости 4K Свадьба, следуя букве закона
Развлекательная платформа высокой чёткости 4K Свадьба, следуя букве закона